Путешествия

Загадочный Индокитай: Вьетнам

Начало

Да начнётся история о моём сумасшедшем путешествии – 9 перелетов, 9 городов, 6 стран, 2 круиза, 1 поезд, 10 отелей. Вас ждут рассказы о приключениях, походах, треках, событиях. Можно сколько угодно утверждать, что гаджеты – это плохо. Однако для путешествий они раздвигают границы возможного. Так, сидя в Москве, я договорилась о куче всяких необычностей с местными жителями. И вот уже в Сингапуре Уильям, милейший старичок и местный фуд-блогер сводил меня по всем секретным забегаловкам. И я весело болтала с красавцем Брайаном из Ханоя, который заботливо предупреждал, что у них очень холодно. Потом выяснялось, что холодно в Ханое – это плюс 25. А с Лазо из Чианг Мая обсуждали, что мне больше хочется – в горы к местным племенам или купать слонят. Все металась между поездкой по северу Таиланда на крутом байке с таким же крутым байкером и треке по джунглям опять-таки со слонятами. Что в итоге я решила и еще о многом другом, вы сможете узнать, прочитав серию рассказов про Загадочный Индокитай.

Ханой. «Воспоминание о Вьетнаме»

Мой первый контакт с Вьетнамом начался очень много лет назад – я училась в институте иностранных языков имени Хо Ши Мина. Портрет хиленького хитренького старичка с козлиной бородкой висел почти на каждом этаже, мы регулярно виртуально братались с дружественным вьетнамским народом и энергично защищали братьев от гнусных врагов на утренних линейках. Даже любили это дело, ибо с похмелья спряжения глаголов плохо шли, а вот нелюбовь к американским империалистам была прямо, как огуречный рассол. Очень им сочувствовали, братцам нашим, ибо самим было очень плохо. И скандирование субтильных девиц хриплыми голосами «Руки прочь от Вьетнама» звучало очень убедительно и напугало бы с утра любого империалиста. И еще почему-то положено было ручками, сжатыми в кулачки, угрожающе размахивать в такт выкрикам. Вот это похоже просто косило врагов пачками. По крайней мере, так думал обком комсомола. Ну, а мы сами верили в то, что больше помощи было в том, чтобы вечером выпить за свободу далекого и совсем незнакомого Вьетнама – святое дело. Спасибо хоть язык не заставляли учить и то ладно.

Потом был божественный фильм Индокитай, который весьма озадачил фанатичной любовью братцев и сестриц к Родине. Недоумение так и осталось в памяти. И абсолютное потрясение от того, как они сражались за свою независимость.

И вот я, наконец, сама добралась. Так получилось, что мой маршрут был проложен мимо города, в котором соединились оба воспоминания, – Хо Ши Мин, он же Сайгон, остается на будущие поездки. На это путешествие выпал Ханой, название которого переводится как «Город на излучине реки», соединивший в себе и старину с пагодами, озером Возвращенного Меча, и французский колониальный квартал Ба Динь с французскими бульварами, зданием Оперы, напоминающей отдаленно Гранд-Опера, и безликие современные постройки, и шумный бардак Востока.

Меня встретил в аэропорту улыбчивый водитель и домчал до отеля Lotte как гонщик Формулы-1. Огромный мерседес выглядел монстром рядом с миллионом юрких байков и дырчащих мотороллеров, неуклюжих повозок и смешных крохотных машинок. Я запланировала две чудесные прогулки – по тайным местам с милым юношей по имени Сунг (Sung), и прикольный «гурме-тур», это я так назвала все мои походы для изучения местной еды. Это был не совсем «гурме» – я рискнула изучить экзотическую традиционную еду. Хотя я бы это и едой не назвала, настолько это непривычно. До конца не была уверена, что у меня хватит смелости «это» пробовать, но цель была – попробовать.

Вьетнамский маркет

Зрелище сильное и впечатляющее. Невероятное количество овощей всех видов и сортов, душистые травы и съедобные цветы, рыба – от крохотных малявок до страхолюдных чудовищ, горки улиток и еще каких-то моллюсков, жутковатые мясные ряды с потоками крови, бычьими головами и свиными ушами.  Шум, гам, суета. Нужно быть осторожнее и беречь голову, ноги, руки и бока. А то легко прилетит со всех сторон. Народ тут же сидит на низеньких пластиковых стульчиках и ест из плошек нечто малопривлекательное. Мусор и объедки все бросают под столик или стулья.

Но самое жуткое – это шевелящиеся морские черви, завязанные в пучок на манер спаржи (смотрите видео), и прыгающие лягушки в сетке. Оказалось, что их варят в каше или с рисом. Есть расхотелось надолго и вечерний гастрономический тур уже не бодрил. Появились трусливые, недостойные мужественного открывателя мира мысли все отменить.

У милейшего крохотного старичка попробовали сок из сахарного тростника – занятная вещь. А сам старичок повеселил – я его сняла на видео, он махал приветственно ручкой, радовался, а под конец, расхрабрился и спросил через Сунга, исполнилось ли мне уже 30 лет. Терять мне было нечего и я, как честная девушка, сказала правду про свой возраст. В этот момент я жалела только, что сдохла батарейка в моей камере – такого искреннего детского восторга, неверия, потрясения я давно не видела.

Ну, и последний сюр – кофешоп Cafe Dinh на 3 этаже жуткого здания, плотно набитый народом. Я, конечно же, как обещала, на маленьком пластиковом стульчике, бросала бумажки под стол. И над всем этим – песня Витаса на русском с его знаменитыми визгливыми высокими нотами.

Я постепенно влюблялась Вьетнам!

«Слабо не слабо»*

*Предупреждение для трепетных и чувствительных – не читайте эту часть и не смотрите картинки. А то Михаил Рязанцев, солидный тренер солидной компании Advance Group, прочитал и огорчился. Трепетный!

Я, в принципе, весьма экстремальная девица. Но все мои «экстримы» касались, в основном, пробраться куда-то, взобраться на гору, заехать в даль несусветную, залезть в дебри непролазные, надавать по башке маоистам. Вполне прилично и достойно. На этот раз меня растащило на кулинарные эскапады.

Это относится к теме, которая интересна в любом приключении – исследование своих границ. Тема, которая является сутью моей профессии тренера. Готов ли человек расширять существующие привычные границы. Я не очень люблю понятие «зона комфорта», за которую нужно обязательно выходить. Во-первых, у многих никакого комфорта нет в этой зоне. Просто привычно и лень или страшно высовывать нос из норки. Во-вторых, нужно кому? Как правило, это чаще всего выталкивание и, соответственно, сопротивление. К сожалению, у многих отсутствует или слабо выражен CQ – коэффициент любопытства. По отношению к миру и к самому себе в этом мире. «Я такой, как есть», «уже всему научился», «того, что знаю и умею, мне достаточно». Но ведь развитие, эволюция, если хотите, это как воздух. Нельзя же сказать: «я уже подышал, спасибо, мне достаточно». Это как постоянная калибровка себя в окружающем мире – я могу, что мне доступно, как далеко могу дойти, каким еще я могу быть. И достигается это через множество мелких шагов. Великие трансформации случаются весьма редко.

Так к чему это все мое умничанье и рассуждения? Это я просто свою границу трушу раздвигать – мне предстояли кексы с дождевыми червями, утиные яйца с зародышами, яичный кофе и многое другое. Моя первая граница, связанная с едой, расширялась еще в детстве на Чукотке, это было просто любопытство. Китовый жир, глазки лосося, молоки. Потом экспедиции в Непал и Мустанг, там без шансов – просто нужно было есть то, что дают, другого не было все равно. Потом осторожная любознательность – крокодилы, акулы, лягушки. И вот наступило время кулинарного экстрима.

Все оказалось не так страшно. Милая Джессика была с женихом, и мы славно повеселились: балут (яйцо уже почти со сформировавшейся птичкой), слизняки и улитки, свинячьи мозги, куриные лапки и еще куча всякой экзотики. Да, еще мне, по словам Джессики, очень повезло – был сезон свежих морских червей. Это длится всего месяц, а потом их едят замороженными. Вот я всегда говорила, что я везунчик! Еще были свинячьи мозги в бульончике, куриные лапки, из которых важно было сначала оторвать коготки, куриные шейки, зажаренные до каменного состояния. Мы обошли все крутые забегаловки, пообщались вдоволь, я насмотрелась на местную жизнь. Вьетнамцы, можно сказать, проводят жизнь на улице. С утра до поздней ночи забегаловки забиты до отказа. Они расположены везде, где только можно – на тротуарах, в переулках, на этажах частных домов. Люди сидят вплотную друг к другу на крохотных стульчиках и едят, едят, едят. Сами маленькие, худенькие, а едят невероятно много.

Милая Джессика повела меня по тайным забегаловкам, где готовят национальны «специалитеты». Впрочем, яичный кофе я уже попробовала – красиво выглядит, похоже на теплое мороженое и даже вкусно. Но почему-то тошнит до сих пор. А что же будет после слизняков и червяков? И перед глазами до сих пор стоят прыгающие упитанные лягушки в сетке. И как всегда в минуты сомнения терзает мысль: «Ну, почему я сейчас не в баре отеля на 60-м этаже с бокалом холодного белого вина?!» Но мы не привыкли отступать, храбро сказала я себе и обреченно пошагала к месту кулинарного наслаждения.

Свиньи мозги
Вьетнамский суп
Живые, свежие черви
Улитки, слизняки и зародыши в яйце
вьетнамская кухня

Из локальных вещей, которые сложно понять:
Джессика показала много-много фото своей роскошной собаки – помесь хаски с овчаркой. Показывала, рассказывала, как взяла ее крохотными больным щенком, радовалась, какой красавицей стала. А когда я спросила, где собака сейчас, она, вздохнув, грустно сказала: «Нет больше. Ее съели, она в деревню убежала, а там их ловят и едят». Вот такие транскультурные сложности.

Вечер был чудесный, экзотическое угощение на славу, но под конец меня не покидала мысль, что надо быстро идти в бар за коньяком или даже водочкой. Хотя я ее категорически не пью, но организм робко спрашивал, можно ли сделать исключение, раз я так широко расширила границы своего восприятия жизни за его, собственно, счет.

Бухта Халонг

Самая известная достопримечательность Вьетнама. О самой малоизвестной расскажу чуть позже. Ехать 3 часа, и за это время можно околеть, поскольку вьетнамские водители очень любят кондиционеры. К тому же не знают английский, а я совсем не знаю вьетнамский. Использовать «мартышкин язык» жестов и ужимок не хочется, поэтому печально решила, что буду страдать, закаляться, воспитывать состояние «отсутствие всякого присутствия». Организм, нахохлившись, явно притих – червяками накормили, водочки не дали, потом заморозили.

корабль в бухте халонг
Отступление о вьетнамских водителях

Зеленый автобус истерично сигналил нашей машине, требуя уступить крайнюю левую полосу. Мой водитель не уступил, тогда автобус обошел справа другую машину, подрезал резко ее, а потом резко прижал нашу машину к отбойнику. Психанул, как говорится. Учитывая какие он виражи закладывал и как его заносило, пассажиры или были созерцательными стоиками, или уже померли от ужаса.

Трехполосная дорога с отличным покрытием идет вдоль рисовых полей, фруктовых садов, банановых плантаций, островерхих пагод, озер с зеленой водой. Чистота, ни бумажек, ни окурков, ни бочек ржавых, ни другого мусора. Дороги, ведущие вглубь от основной, аккуратные и ровные.

Бухта Халонг – это более 3000 островов, утесов и скал самых необычных форм в Тонкинском заливе Южно-Китайского моря. Они выглядывают прямо из воды, словно могучий великан, играясь, небрежно разбросал гигантские камни по всему заливу. Место туманной зыбкой красоты, которая мягко растворяет границы скал и утесов. Радовало, что был не сезон, а потому не было толп бесцеремонных китайцев или юрких японцев. А только наш корабль, бесшумный и плавный, и немногочисленные рыбацкие шхуны.

Дела здесь, чувствовалось, идут хорошо. В городке множество отелей, элегантных вилл за красивыми оградами, роскошные сады и парки. Впрочем, между виллами встречались пустыри и заброшенные стройки. Корабль хорош, стилизован под старину. Как оказалось, я заказала нечто роскошное, так как встречал меня сам капитан, но чертова экшен камера опять заглючила, и, к сожалению, не удалось запечатлеть всю красоту чуть наивного вьетнамского сервиса.

судно в бухте халонг

Сам залив, увы, разочаровал. Так часто бывает – обольстишься чем-нибудь или кем-нибудь, нафантазируешь себе счастье неземное, а потом «упс» и «блямс» приходят вместе. Корабельное одиночество продлилось не долго. Здесь их оказалась сотня, вместе с тем и шхун, лодок, катеров. Подчас и скал-то не видно было за этой тучей. Ну, а сами скалы – их очень много в этих краях, и в Таиланде, и в Малайзии.

Так что не ходите, дети, в Халонг гулять, лучше красивые фотографии в Интернете посмотрите. Ну, если только хочется день-другой красиво, по наивно-буржуазному провести. Но все равно весело: персонал отличный, генеральный менеджер прекрасен, забавная компания милейших людей из Бразилии, Чили, Австрии и Германии порадовала легкостью общения. В целом, эта часть приключения понравилась!

Как и обещала, рассказываю о малоизвестной достопримечательности – это пещера Шондонг. Крупнейшая в мире пещера. Находится в провинции Куангбинь, около 500 км от Ханоя. Попасть туда сложно – народ пускают по специальным разрешениям, доступна она непродолжительное время из-за сложности пути туда, спускают на веревках. Зато там можно пожить недельку в палатках и погулять под сводами, изучить подводные озера и реки. Это у меня пока в планах.

Ну, и мое осознание: не сотвори себе кумира из картинки в интернете. Или любого другого!

Приятный вечер

Неожиданный ужин всей интернациональной бригадой – Австрия, Чили, Бразилия, Германия, и я, соответственно. Как удивительно легко сходиться с хорошими людьми, несмотря на то, что по разным причинам, я хотела избежать любого общения, но не получилось. Святое дело, поговорили об имидже России, который навязывает западная пресса, я вздохнула и в «стопицотый» раз кинулась защищать родину от однобокого восприятия.

В бухте была абсолютная тишина, хотелось бесконечно сидеть на балконе, слушать звуки воды, и медитировать. Но, увы, после двух ночей без сна уснула резко и бесповоротно. На утро девушка из Чили пожаловалась, что не смогла уснуть из-за шума на соседних кораблях. «Ха!» – сказала я ей. «Детка, да ты не жила в Москве. По тем меркам ночью была глухая тишина».

Корабль, Вьетнам

Далее по расписанию были: урок Тай Чи на верхней палубе, зеленый чай, вьетнамский завтрак с огромной плошкой Фо Бо, попытки снять восход, да, впрочем, хоть что-то снять. А то «самое вожделенное место» оказалось довольно скучным «туриковым» аттракционом. Так что, только бесконечная еда и общение, вот уж «хлеба и зрелищ» было бесконечно много. Мы сердечно простились, и я вернулась в Ханой, но на этот раз поменяла новомодную гостиницу Lotte на старинную, колониальную, историческую – Sofitel Metropole.

Эпилог

Одна из причин, почему лично меня привлекает Восток – это возможность соприкоснуться с историей. Историей того, как столкнулись две культуры и что из этого вышло. Во Вьетнаме сильно наследие французского влияния – чудесные багеты, которые пекут не хуже, чем в Париже; дома, неуловимо напоминающие узкие улочки Монмартра, правда, напоминание больше похоже на сон, к тому же кошмар; изящные колониальные гостиницы в Рангуне; белоснежные усадьбы в Камбодже.

Оставшиеся дни во Вьетнаме отдыхала, как плантаторша, – лениво, томно, вальяжно. Правда, понятия не имею, как они это делали, но важна сама игра. Банановая или апельсиновая? Точно, «апельсиновая плантаторша».

P.S.

Пришлось перестраиваться в своем отношении к миру. Мы надумали делать тревел-канал, и, как оказалось, это для меня весьма непросто. В поездках я созерцательный интроверт. Снимаю природу, думаю, или наоборот не думаю, молчу, наблюдаю. Учитывая, сколько приходится общаться в тренинговом бизнесе, моя склонность спрятаться в раковину на отдыхе не удивительна.

Раньше после путешествий появлялись только новые истории и фотографии здесь. Раз в год делали еще журнал Advance World, посвященный самой захватывающей поездке года. Теперь путешествия будут дополняться фильмами из поездок. Но видео требует внедрения в гущу жизни, статичные картинки тут ни к чему. Поэтому придется достаточно серьезно менять свои привычки. Похоже, что после этого отдыха мне потребуется еще один – какой-либо трек в горы – в одиночество и тишину.

, , , , ,
боливия_путешествие
Анонс. Рассказ о путешествии по Боливии
Вид с самолёта, Мьянма
ЗАГАДОЧНЫЙ ИНДОКИТАЙ: БИРМА. ЯНГОН.

Related Posts

No results found

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню