Музыканты играли музыку. Виолончелист самозабвенно и страстно водил смычком по струнам, напряжённо вслушивался в звуки, счастливо расцветал в улыбке, когда ему удавалось передать через музыку нечто важное для него. Весь ансамбль послушно следовал на ним, сливаясь в единое звучание. Потом на сцену выходил флейтист и он становился главным в этом действе. Отыграв, он спускался со сцены и уходил вдоль рядов. Зал аплодировал, а он улыбался как счастливый ребёнок, чуть застенчиво.

И пусть там, за дверями собора прибывала высокая вода, заливая площади и улочки, пусть там бушевали страсти, подлинные и ложные, пусть там продолжались кризисы и междоусобицы. Пусть. Но это там, за тяжёлыми дверями собора. А здесь внутри огромного зала царила музыка, которая ревностно и строго забирала все внимание и всю власть над людьми. Все иное здесь было лишним, ненужным и незначащим. Здесь музыканты играли великую и вечную музыку.

Поделиться: