Италия

В Италии невозможно избежать романтических отношений — то ли здесь воздух такой, то ли гены (не знаю, мои или итальянцев). Я впечатлила красавца бакалейщика с первого дня. Он тоже не оставил меня равнодушной. Весь месяц развивался платонический роман. Я нежным голосом говорила: «Mozzarella, per favorе». Он, волнуясь, чуть дрогнувшим голосом спрашивал: «Uno? Si, bene. Prego, signora». Папа бакалейщика сидел на кассе, смотрел на нас добрыми глазами. Незнание английского папа компенсировал жестами и широчайшими одобрительными улыбками. Явно из мужской солидарности, папа уступал сыну место на кассе, и у Паоло появлялась возможность чуть коснуться моей руки, отдавая чек или деньги. Чистый восторг и романтизм.

Но очевидно, романтизм зашел далеко и со вчерашнего дня на кассе плотно сидит грозная крупная итальянская mamma. Папа безжалостно изгнан в подсобку, откуда время от времени выглядывает и робко улыбается. Мама меня явно не одобрила, и при моем появлении следит за моими перемещениями и общением с сыном как сторожевой ротвейлер — мрачно и безотрывно. Но мы не сдаемся! Правда, пришлось отказаться от вегетарианства, потому что только мясной отдел находится вне обзора кассы. Но что не сделаешь ради чувств? И вот уже из дальнего мясного отдела несется нежное воркование: “ Un pollo, Paolo” — “ Che di loro? E ‘un bel pollo, signora. Questa è una buona scelta». А коснуться руки можно и отдавая пакет…

Когда я сегодня утром вошла в магазин, мама посмотрела на меня и торжествующе улыбнулась. Через минуту был понятен ее ход — на этот раз в подсобку сослали самого Паоло. За прилавком стоял грустный папа, который увидев меня, легонько вздохнул. Папа сочувствовал, но помочь ничем не мог. Ну, такие стратагемы Сунь цзы я на раз отыгрываю. A la guerre comme à la guerre! Я решительно забыла итальянский и начала перечислять на английском, что мне нужно купить. Папа растерянно пытался понять, что же я хочу, а я продолжала методично называть продукты. Мама заметалась, в ней боролись материнская любовь и деловые интересы. Через недолгое время отчаянных попыток папы понять меня, алчность в маме взяла верх. Она обреченно вздохнула и зычно позвала Паоло.

Ах ты, Боже! И снова нежные взгляды, моцарелла, цыпленок, пакет, прикосновение. Один ноль в мою пользу! В дверях я обернулась и ласково попрощалась, сказав, что вечером, может быть, еще раз зайду (специально выучила фразу). Мама мрачно посмотрела на меня и вдруг ухмыльнулась. Испуганная интуиция робко подсказала, что следующий раунд я, скорее всего, проиграю. Куда там Сунь цзы до итальянской мамы….

Мне нужен был решительный рывок, нестандартный ход. У Суньзцы есть «стратегема красотки», ее-то я и решила пустить в ход. Слава богу, что в Италии роскошны не только бакалейщики. Преимущество официанта Джанкарло из моей любимой траттории было в том, что он явно моложе и значительно «статуарнее» — высок, плечист. Главное его преимущество — он не из этих мест и его итальянская мама очень далеко. Кроме того, я ему была симпатична. Поэтому когда я начала щебетать, что я еще плохо знаю город и лучшие места, великодушный Джанкарло сказал, что у него завтра выходной и если я не против, он готов показать мне весь город, да хоть всю Италию. Вот что значит, мамы нет рядом! И чего бы я была против, если это и было моей целью — заполучить «красотку»?

И, конечно же, моими уловками мы зашли в лавку Паоло. Ничего не подозревающий Джанкарло был весел и счастлив. У него прекрасная жизнь. Сегодня выходной. Он гуляет по городу. Рядом с ним симпатичная женщина. С ней весело. В общем, у Джанкарло жизнь удалась на славу, ну, по крайней мере, на этот день. Поэтому он был галантен, очарователен, любезен. Увидев меня вместе с Джанкарло, мама была потрясена. Мама была растеряна. В ее глазах сначала был немой укор, которое сменило гневное возмущение: «КАК ты могла предпочесть этого! … моему Паоло? Да ты в своем уме? У этих иностранок действительно нет мозгов!» Паоло был потрясен не меньше мамы, он замер, не веря своим глазам. Около кассы скопилась небольшая очередь и кургузенькая старушка что-то недовольно сказала. Мама выразительно посмотрела на нее, сурово бросила какую-то фразу, потом решительно встала из-за кассы и тяжелой походкой направилась к нам. Моя робкая интуиция трусливо шепотом спросила, не будет ли нам лучше просто с позором сбежать? Ну, мало ли романтики на свете? Но, если можно, пусть эта романтика будет в каком-нибудь в другом месте. Мне самой очень захотелось зажмуриться. Мама подошла, отодвинула могучей рукой Джанкарло в сторону и  трубным голосом  что-то сказала на итальянском. Как бы издалека я услышала, как Паоло переводит слова мамы на английский. Мама пригласила меня на семейный ужин!

Мое согласие в принципе её не очень интересовало, он даже не предполагалось. Мама победно посмотрела на Джанкарло, пихнула его локтем в бок, типа «знай наших, лопух». Потом вернулась за кассу, подмигнула мне и, весело общаясь с покупателями, стала бодро выбивать чеки. Она взяла счастье своего мальчика в свои крепкие надежные руки. Теперь-то уж эта вертихвостка никуда не денется. Я перестала готовить дома и больше не хожу в лавку. Теперь все мои обеды и ужины только в траттории. Джанкарло радостно улыбается мне, бросает жаркие взгляды и протягивая чек, нежно чуть касается моей руки. Но я все-таки скучаю по Паоло…

А здесь уже серьезные впечатления об Италии. Читать

Поделиться: