Перу

Перу

Перуанские приключения.

Путешествие по Перу на машине через всю страну: Лима – Наска – Арекипа – Пуно – Куско – Аякуччо — Лима.

Перу

Знакомство с Перу

Знакомство с Перу началось с моего задержания в аэропорту. Скучающий пограничник меланхолично шлепнул все печати, потом всмотрелся тревожно в экран компьютера, на секунду замер как суслик. Еще раз посмотрел на меня и приторно любезно попросил меня «следовать за ним». Он привел меня к начальнику службы и что-то объяснил ему на испанском. Начальник внимательно выслушал, несколько секунд изучал меня, а потом любезно предложил мне сесть. После этого радостно улыбаясь, объявил, что меня задержали. «Главное не волнуйтесь!», сказал он и на несколько минут завис в своей системе. «Не волнуйтесь, я разберусь, в чем тут дело». Разобрался и строго сообщил, что меня разыскивает Интерпол.

Я оказалась контрабандисткой. Он даже разрешил мне посмотреть записи в его компьютере. Восьмой строчкой действительно была запись о моей персоне — имя, фамилия, дата рождения, адрес проживания. Что меня поразило, что у террориста Доку Умарова был оранжевый уровень тревоги, а у меня был красный, то есть для мирового сообщества я была опаснее террориста Умаров. Понять, что именно я «контрабандила» не позволило слабое знание испанского. А начальник не говорил на английском, ну, разве что «poco, poco». Ровно таким же было мое знание испанского. Но я была твердо уверена в своей абсолютной невиновности, во всяком случае, в сфере контрабанды.

Долгое препирательство на смеси языков закончилось тем, что начальник полиции клятвенно пообещал мне разобраться в ситуации, а потом застенчиво попросил помочь денежками местной полиции. Показывая на убитый принтер, начальник проникновенно рассказал в каких трудных условиях приходится ловить негодяев. Но поняв, что меня отпускают, как говорится «за отсутствием доказательств», я обнаглела и принципиально перестала понимать испанский. Глава полиции вздохнул и грустно сказал, что уж очень трудно работать с этими бестолковыми иностранцами. Потом посветлел лицом и радостно сказал: «Велкам ту Перу!» На этом и разошлись, в принципе, довольные друг другом.

ЛИМА

Перу

 

Город расположен на известняковых утесах, которые тянутся вдоль побережья тихого океана. Бесконечные изрезанные утесы, высокие волны, низкие облака — это первое, что впечатляет по дороге из аэропорта. Город потрясающий, удивляющий, радующий. Это на редкость чистый и красивый город. Смешение стилей (легко узнается Париж и Барселона), комфортная современная архитектура, палитра ярких цветов — всё это сливается в едином пестром рисунке. Лима — яркий и разноцветный город. Если просто перечислить все цвета, которые использованы для раскрашивания города, может показаться, что импрессионисты тускловаты и бедны в своей палитре. Или предположить, что с количеством цветов явный перебор. Но нет, всё волшебным образом сочетается, и гармония не нарушается.

Множество церквей и монастырей. Впечатляют катакомбы монастыря францисканцев, в которых любовно разложены косточки всех похороненных в нем монахов и просто добрых горожан. Добрые горожане искренне верили, что если их похоронят под сводами святой церкви, то прямой путь на небеса гарантирован автоматически.  Добрые святые отцы не разубеждали свою доверчивую паству. За триста лет их накопилось более 25 тысяч человек. Все косточки и черепа любовно отсортированы и аккуратно разложены. Туристы ходят, любуются, ахают и платят денежки. Всем хорошо!  Вот только фотографировать нельзя, так что придется поверить мне на слово. Лима — добрый город. Люди улыбаются и помогают. Полицейские приветливы и заботливы.

Сонные полицейские с двумя спящими доберманами охраняют какое-то важное учреждение. Заметив, что я хочу их сфотографировать, они быстро приободрились, надели фуражечки, распинали и доберманов и с удовольствием позировали. Доберманы сначала рассердились, но поняв важность момента, тоже серьезно позировали и очень старательно делали суровые морды. В этот день в городе было почему-то множество полиции и военных, но все были улыбчивы и приветливы.  В ожидании событий кто-то из подчиненных    чистил начальнику сапоги.  Остальные подчиненные наблюдали с некоторой завистью. Им-то явно придется это делать в нерабочее время.

Конная полиция. Красивые мужчины и красивые лошади. Редко такое сочетание увидишь в наше время. Они действительно красивые, хотя в таком ракурсе моей фотографии это не очевидно. От волнения я забыла на какие кнопочки нужно нажимать. Пока разобралась, отряд уже ехал ко мне спиной. Бежать, как в юные годы, впереди кавалькады почему-то не решилась… Лима — красочный город. Таким чудесным творчеством разрисована вся улица. Лима — чистый город. Мне кажется всем, кто мнит себя великим народом, не мешало бы посмотреть, как выглядит «бедная страна третьего мира». Чистота ничем не мешает величию и духовности, честное слово. Ощущение того, что город только что вымыли и покрасили минут 5 назад. Милый ребенок крутился и пытался влезть в объектив. Я начала снимать, но девчушка засмущалась, и вся семья уговаривала кудряшку постоять спокойно. Не помогло, зато семейство было счастливо.

Нам предстоит проехать 1500 км до озера Титикака, колыбели всей цивилизации инка, заехать в самый глубокий каньон, посмотреть наскальные фигуры пустыни Наска и снова вернуться в Лиму.  

ЛИМА — АРЕКИПА

Перу

 

Первый день путешествия на машине прошел довольно спокойно и даже немного скучно. Дорога оказалась замечательная, зря только все путеводители пугали «ужасами нашего городка». Перуанцы свои дороги любят, даже любовно подметают обочины метлами. Единственное, что несколько пугает, это то, как о путешественнике резко забывают, как только он въезжает в город. Ты едешь по панамериканской трассе, любуешься красотами, и вдруг трасса входит в какой-нибудь городок. С этого момента ты брошен на произвол судьбы. Ни единого знака, который бы подсказал, как же можно из этого города снова выехать на вожделенную трассу. Попытка мыслить логически или интуитивно в любом перуанском городе проваливается бесповоротно и навсегда. Единственное спасение — это поймать таксиста, дать ему денежку, и он покажет путь к счастью. Система навигации в перуанских городах сначала зависает, а потом начинает нудно и тоскливо повторять: «пересчитываю маршрут, пересчитываю маршрут…». Но как только выбираешься из города, то снова жизнь радует невероятно.

Все поселки от Лимы до первого городка Ика бедные и убогие. Они пострадали во время землетрясения, да так видно и не оправились от потрясения. На ночь останавливались в полуразрушенной Ике, но отель был очарователен. Этакий турецкий вариант курорта. Даже было гольф поле, оно же поле для футбола, оно же выпас для лам и кур. Вечером как положено дискотека во всю дурь, где зажигали «новые перуанские». Как ни удивительно, отсутствие знания испанского не усложняет жизнь. Перуанцы в основном не говорят на английском, мой давно забытый испанский не позволяет даже сказать простейшую мысль. Но как-то всё благополучно решается.

Даже со строгими полицейскими (а они здесь хоть и коррумпированные, но о-о-очень строгие), мы чудесно пообщались. Бравый полисмен вставлял время от времени английские слова (непонятного для меня значения), я что-то ловко вворачивала, как мне казалось, на испанском. Мы оба остались очень довольны нашей светской беседой. Часть дороги до знаменитой Наски довольно скучная, да и сами поля, на которых расположены рисунки, не впечатляют. Поле как поле. Но потом начинается океан. Дорога идет то в гору, то спускается вниз. На каждом повороте открываются заливы нереальных размеров и красоты. Волны изумрудного цвета накатывают с огромной силой, птицы пытаются что-то ловить в прибрежной пене, чистейший песок — тяжелый и ровный. Деревушки постепенно становятся явно богаче, причина непонятна, поскольку деятельности никакой не видно. Начинаются зеленые долины, которые красиво оттеняют сливочные горы. В одной из их необыкновенно мутная, почти коричневая река несет свои темные воды прямо в океан. И наш изумрудный океан становится тоже мутным и грязным.

Но самое красивое, что поразило меня (и такого я нигде раньше не видела) — это серебряные пески. Здесь очень быстро темнеет и в 6 часов вечера, когда мы подъехали к самому городу Арекипа, солнце заходило, и весь город светился от множества фонарей. Так что соборы на фотографиях уже светятся и сияют. Наш отель находится на центральной площади, поэтому больших усилий для вечерней прогулки прилагать не пришлось. Милая деталь — на площади звучала музыка. Перуанские напевы с их чудесными замысловатыми дудками сменила мелодия из Волшебной флейты Моцарта. Очень впечатляет. Фотографии пришлось делать на скорости 160 км, потому что нужно было до темноты добраться до города. Да и фотограф я еще тот. Мой чудный фотоаппарат пытается не обращать на меня внимания, и старается сам как может. Итак, фото по порядку моего рассказа. Теперь немного об Арекипе, она того стоит.

Город Арекипа находится между тремя вулканами, они создают так называемое «огненное кольцо». Это кольцо и приводит к тому, что город постоянно сотрясают подземные толчки. Арекипу называют «белый город», поскольку он построен из белой вулканической породы. Именно она создает эти серебристые пески. Еще это место знаменито тем, что здесь нашли Ледяную деву, первую и последнюю замороженную мумию в Андах. Бедную девушку Хуаниту принесли в жертву жрецы инков. Она все это время пролежала во льду глетчера, а потом ее тело выбросило во время извержения вулкана. Самое красивое здание — это монастырь Санта-Каталины, который знаменит тем, что поначалу монашенками здесь были женщины из богатых семей, которые сохранили весь свой образ жизни — со служанками, приемами гостей и праздниками. Этакий гедонистический монастырь. Но завистники быстро положили конец неправедной жизни, и в монастыре воцарился аскетизм. С этого момента и начался его упадок. Здесь же жила святая, которая исцеляла страждущих. А способности исцелять появились у нее после того, как ее пытались трижды отравить, но она выжила. И теперь меня мучает вопрос, кому и зачем потребовалось травить монахиню? Тем более так настойчиво.

АРЕКИПА — ПУНО

Перу

Путь до озера Титикака по расчетам занимал 3 часа, но в итоге превратился в полноценное приключение на 10 часов. В предыдущий день навигатор работал безупречно и легко вывел нас к самому отелю. Мы успокоились, и, как оказалось, зря. Как нам казалось простой и незамысловатый выезд из Арекипы на трассу занял примерно три часа. Навигатор принципиально заглючился и после команды «Пуск» решительно объявлял сразу все расстояние до конечного пункта. Никаких деталей и поворотов. При этом, если ему задавали маршрут снова в гостиницу, радостно включался и бодро выводил нас к ней. Как я уже говорила логика и интуиция в перуанских городах слабые помощники, карты тоже оставляют желать лучшего. Поэтому мы побывали поочередно на всех окраинах огромного города. Единственно, что спасает, это найти добрых людей и назвать город.  Страстная речь минут на 5 (не имеет значения, поскольку понять смысл нельзя), несколько взмахов руки (а вот это имеет значение, поскольку показывает генеральное направление) и вот он момент счастья — трасса.

Трасса надо отметить превосходная, Перу объединила усилия с Бразилией, и они построили «трансокеанскую дорогу» — от Тихого океана до Атлантики.  Дорога очень красивая, места тоже. Но это все можно увидеть на картинках.   Приключения начались, когда на подъезде к городу с приметным названием Хулияка (извините), работник на платной трассе сказал нам «no passar para Puno». Что значит «нет проезда на Пуно». Почему, неизвестно. Вернее, ему было известно, но мы понять не смогли. Решили двигаться и разбираться на месте. Въехав в город, поняли, что прием с «маханием ручками» не срабатывает. Аборигены отказывались махать ими в нужном направлении и бесконечно как один повторяли уже знакомую фразу «no passar». Проезд по городу был самым трудным испытанием за все время. Для простоты объяснения можно сказать, что хорошее место таким словом не назовут.

Город полностью соответствовал своему названию. Катманду отдыхает!  Нагромождение домов, беспорядочное расположение улиц, безумная каша из пешеходов, велосипедов, мотоциклов, машин. Никаких знаков движения, можно было только догадываться, какая улица односторонняя, а по какой можно ехать в два ряда. Навигатор, по-моему, тоже веселился, поскольку варианты » поверните налево и поверните направо» были бесконечны и произвольны. Казалось, что мы будет тут кружиться до второго пришествия. Ан, нет. Резкий свист прервал наше движение. Полицейский, крупный мужчина, в полном прикиде резко махнул рукой, показывая, где припарковаться для разборок. Впечатлял свирепый взгляд, резкие движения, грубый голос и металлические зубы. Он потребовал документы и долго их изучал. Мы сказали, что по-испански не понимаем. Не обращая внимания на это, он сурово стал нам объяснять, что именно мы сделали не так.

Оказывается, наша машина наехала на полосочку, которая обозначает пешеходный переход. Как можно было увидеть полосочку на улице, утопающей по колено в грязи, он нам не объяснил. Мы поняли, что это очень страшное нарушение и кара за него будет суровой. На что Макс, тренированный нашими гаишниками, совершенно автоматически спросил притворно виноватым голосом по-русски (сила привычки):

‒ Штраф?

Реакция перуанского гаишника была восхитительна. Он вслушался в незнакомую речь, на секунду задумался, потом просиял всем личиком и твердым голосом сказал по-русски:

‒ Штраф!

На что Макс быстро протянул денежку в 10 солей (примерно три доллара). Бровки полицейского изумленно поднялись, ручка цепко схватила денежку и мгновенно спрятала. После чего полицейский шепотом повторил самому себе это волшебное слово «штраф», которое так правильно подействовало на гринго. Теперь он стал сама любезность. Он широко улыбался и говорил, что наше нарушение —  это сущий пустяк, не стоящий разговора уважаемых людей. После этой метаморфозы я сочла возможным спросить его о нашем пункте назначения. Милый гаишник сначала задумался, а потом решительно открыл заднюю дверь, уселся на сидение и сказал, что сам лично выведет нас из города. Он предупреждал нас о своих коварных товарищах полицейских, которые тоже затаились по углам, показывал повороты и что-то весело рассказывал. На прощание он пожал нам крепко руки и сказал, что в любой момент он к нашим услугам. Широко улыбаясь, он сказал на прощание: «Велкам ту Хулияка!».

На что не менее широко улыбнувшись, я традиционно ответила: » Лучше уж вы к нам на Колыму». Полицейский радостно закивал головой. Мне кажется, что общение водителя и гаишника любого происхождения не имеет никакого отношения ни к правилам движения, ни к языку. Проблема с дорогой явно была. Вся дорога до Пуно была усеяна стеклами и камнями. В некоторых местах она была перегорожена валунами. Как потом оказалось, в это день был протест трудового народа против высоких цен на бензин. В принципе мы были бы рады к ним присоединиться, поскольку абсолютно солидарны в этом вопросе. Итак, мы оказались на высоте 3900 м. Будем исследовать озеро Титикака.

ОЗЕРО ТИТИКАКА

Перу Само озеро большое и спокойное, круто, конечно, что оно самое больше пресное озеро в Южной Америке, высокогорное и судоходное, но ничем не впечатлило. Разве что облака, удивительно замысловатых форм и оттенков, поэтому большая часть картинок — это облака. Еще тут обитает удивительный народ аймара, который    живёт на плавучих тростниковых островах. Озеро находится на высоте 3800 метров над уровнем моря, это чуть ниже Монблана, но выше Фудзиямы, так что высота сказывается весьма прилично, но мы спасаемся листьями коки.   Трогательная тарелочка с сухими листиками стоит каждое утро на столе для завтраков, начихав на требования всех грозных организаций о необходимости запрета столь вредного растения. Впрочем, заказать чай из листьев коки можно где угодно. Нам чай нравится, голова реально проходит, да и мир становится светлее и милее. 

Отель дизайнерский и модный, но как всё в Перу своеобразный. Забора нет и поэтому коровы спокойно заходят на территорию пощипать травки и попить водички из озера. Так что приходится смотреть под ноги все время и уступать дорогу, если коровья матрона надумала пойти куда-нибудь. Отель В отеле на лужайке резвятся морские свинки и пасутся ламы. Милый детеныш ламы, любопытный как все дети, радостно подбежал знакомиться.  Еще поразили свинки на выпасе, я в своей жизни еще не видела, чтобы свинки паслись так же, как и козы. Они здесь поголовно черненькие, крепенькие, все на привязи и деловито щиплют траву.

Милый городок Пуно считается фольклорной столицей Перу, но нам не повезло и праздников мы не застали. Я очарована здешними тетушками и старушками в национальной одежде. На голове у них каким-то загадочным образом держатся крохотные шляпки-шапокляки. Путь до озера идет по асфальтовой дороге вдоль небольших деревушек, в который почти все домики слеплены из красной глины и чем-то напоминают домики Нуф-нуфа и Наф-Нафа. Именно в этом месте я отмечала здесь свой первый день рождения после вестей о болезни.  Я начала нумерацию своей жизни заново.  У меня был настоящий праздник с шариками, которые заранее взял с собой из дома Макс, и тортом, который сделали добрые сотрудники отеле. На тортике была правильная одна свечка и мне спели день рожденную песню. Я была счастлива.

В один из дней мы столкнулись с бурным нравом горного озера. Мы отправились на прогулку на парусной яхте. Чудесная солнечная погода через час сменилась мрачным небом и внезапно налетевшим ветром. Стало очень неуютно, волны становились все больше и больше. У наших бравых яхтсменов никак не получалось пристать к лодочке, на которой уже нужно было добираться до берега. Яхта сделала несколько кругов до того, как получился маневр. И судя по напряженным возгласам моряков, по-моему, они сами были не вполне уверены в своем успехе.  Процесс перебирания с качающейся яхты в утлую лодочку тоже был весьма экстремальным. Как только мы добрались до берега, начался дождь, и озеро превратилось в маленькое бушующее море. Зато радуга была очень красивая.   Снять птиц не удалось, несмотря на то, что обещали 60 видов птиц, а в реальности только тощенькие утки плавали.

КОЛКА КАНЬОН

Перу, Дороги мира

Колка Каньон

После озера Титикака мы направились в Колка каньон, как утверждают, самый глубокий в мире.   Три основных впечатления   от переезда на новое место: Первое потрясение — очумелое. Любимый город Хулияка (опять-таки, извините).  У города три особенности: это, наверное, самый грязный город среди всех перуанских городов, которые мы видели. Он же и единственный, потому что все остальные были весьма чистые.

Второе — это полицейские, самые коррумпированные среди перуанских полицейских, которых мы только видели. Они же и единственные, потому что остальные были милы, приветливы и не требовали денег.

Третья особенность, этот город — настоящий бермудский треугольник, из которого выбраться почти близко к нереальному. Навигатор отмораживается сразу и бесповоротно. Лишь пионерское упорство, накрепко привитое в детстве («орешек знаний тверд, но мы не привыкли отступать») спасает, хотя и спустя долгое время. Второе потрясение — испуганное. Переезд через перевал, заснеженный и заваленный камнями и заливаемый взбухшими от проливных дождей речушками.  Самое опасное – это то, что камни разного размера, от мелких до огромные валунов, падают на дорогу постоянно, заставляя быть в напряжении все время. Экстрим получился знатный.

Третье потрясение — приятное. Рекламная пауза. Сейчас я буду рекламировать отель моей любимой сети Orient Express. Итак, 6 га зеленых лугов, террас и сада. Собственный огород, курятник, молочная ферма и пруд с форелью — это чтобы у любимых постояльцев всё было самое свежее и органическое. У каждой виллы есть свой горячий бассейн на улице, камин, и собственный травяной огородик, в котором можно нарвать травки для чая или принятия ванны (мята, чабрец и так далее).  После экстремальной дороги сложно было представить большее удовольствие, чем забраться в горячий бассейн на улице, любоваться горами, и пить травяной чай. А еще в нашем отеле есть милые маленькие альпаки. Они совсем ручные, любят, когда им чешут за ушком и при этом виляют хвостиками. Я умиленно носилась вокруг них часа два. Есть еще три суровые мрачные овцы и три смешные вислоухие козочки. Так что у меня эти дни — зоопарк.

Кондоры

На следующий же день поехали на скалу кондоров, фотографировать этих удивительных птиц. Это если повезет с погодой. Но если не повезет, мне обещали показать ручного кондора по кличке Красивый Хуан. Увы, день кондора не удался.  Несмотря на ажиотаж, кондоры не показались. Хуан Красивый оказался орлом, и к тому же весьма старым и общипанным. Я уже подумала, что если не получится найти кондоров, то надо хотя бы снять воробья в полете, а потом с помощью фотошопа сделать из него кондора. Можно было попросить моего любимого фотографа Лешу, он умеет делать чудеса. Но, ура, один раз нам повезло. Мы видели 14 кондоров, причем в одном месте кружило сразу 6 птиц. Нам сказали, что такое близко к нереальному, особенно в это время года.

Все в жизни реально, если иметь желание и думать головой. Всех туристов здесь разводят, как кроликов с ценным мехом. Их привозят на заранее подготовленную площадку с завлекательным называнием Крест Кондора. Там же расположена куча продавцов сувениров. Народ доверчиво приезжает, терпеливо ждет и, огорчившись, что нет кондоров, покупает для утешения сувенирчики. А кондоры-то летают   совсем в другом месте. Проблема в том, что они летают очень высоко. Они способны подниматься на высоту до 7 тысяч метров. Это огромная птица с размахом крыльев 3 метра и весом до 20 кг. Кондоры очень верные, они создают одну только пару в течение жизни. Пара откладывает одно яйцо в несколько лет, и кормит детеныша целых два года. Они очень эффектно появляются, буквально выпадают из облаков, а потом начинают парить в потоках воздуха. Кстати, у кондора есть любопытная техника охоты. Он дожидается в ущелье, пока какая-нибудь корова, задумавшись и увлекшись вкусной травой, меланхолично подойдет к краю обрыва. Тут он взмывает, типа, » Опаньки, а вот и я!» Потрясенная корова падает в обрыв, а кондору только остается сказать самому себе «Бон аппетит».

 

ПЕРЕЕЗД В КУСКО или КЭМЕЛ ТРОФИ В АНДАХ.

Перу

Во время поездки по Перу пришло новое понимание русского характера. Это здоровый авантюризм плюс нездоровое любопытство, помноженное на легкий кретинизм и плюс капелька широкой души. В итоге получится наш переезд в Куско. Я решила поменять планы и вернуться к первоначальному замыслу визита в Священную долину. Было варианта переезда — один по трассе, длинный и нудный с возвратом в те места, где мы уже проезжали. И второй — через перевалы Анд, по проселочным дорогам и красивейшим местам. Конечно же, был выбран героический второй. Радостно взвизгивая от красот и умиляясь зверушкам и птичкам, мы взобрались на первый перевал, 5000 м. Удивительное осознание, что еще 500 м и будет уровень базового лагеря Эвереста. Погода была довольно мерзкая — дождь и потом град. Фотографировать практически было невозможно из-за отсутствия солнца. А потом уже просто стало не до фотографий. Первое «упс» наступило, когда дорога внезапно подошла к огромной долине и исчезла. Найти хоть какие-то следы среди текущих бурных речек, болотца, россыпи камней не представлялось возможным. Одна колея привела к бурному глубокому протоку разлившейся речки, вторая исчезала в болотце. Перед нами ехал грузовичок, и он куда-то исчез, но думать о самом плохом не хотелось. Мы задумчиво походили по берегу, и спустя пять минут увидели местного жителя на мотоцикле. Он с огромным трудом преодолел огромную лужу. Мы попытались узнать у него, куда двигаться дальше, но он, оказывается, не говорил даже на испанском. Это был индеец кечуа. От легкого нервного потрясения я даже поняла, что он нам сказал. Дорога здесь только одна и она перед нами. У нас был выбор, возвращаться 60 км обратно и ехать другим путем или попытаться преодолеть этот барьер. Мы разведали путь и решили рискнуть.

Первый барьер наш внедорожник взял, и мы радостные двинулись дальше. Как, оказалось, радовались мы зря. Дальше наш навигатор сообщил, что дальше проложить путь он не может и с этим отключился. В этих местах не бывает чужих, поэтому перуанцы не замудряются с указателями. Они, впрочем, не напрягаются и в тех местах, где иностранцев много, так что же говорить о перевалах Анд? Мы остались в дебрях одни, и каждая развилка вызывала бурную дискуссию, в которой участвовали логика, интуиция и чья-то мама. Не сработало ни одно, ни другое, ни третье. Через два часа движения, с тоской поглядывая на показатели бензобака, мы поняли, что эпопея затянется надолго.

Мы очутились в каком-то карьере, где добывали что-то очень важное и серьезное. Мы спросили водителя огромного самосвала, правильно ли мы едем на Яури. Но что он дружелюбно ответил, что движемся мы в принципе правильно, но дальше нас все равно секьюрити не пропустит. И добавил, что чужих отсюда в принципе не выпускают, потому что это какое-то закрытое, тайное, секретное место.Мы долго разбирались с секьюрити, которые изучали наши документы и рассматривали самих как нечто диковинное и непривычное. После долгих обсуждений нас все-таки пропустили. Мы снова долго ехали по каким-то убогим крошечным селениям, продолжая грустно отмечать катастрофическое уменьшение бензина. Дорога становилась хуже и хуже, было видно, что прошли серьезные дожди, которые все размыли.

Спасало только то, что Макс — профессиональный водитель. В самых жутких местах, где узкая дорога была в вязкой грязи, по которой машину вело и могло сбросить вниз, я закрывала глаза и думала о чем-нибудь позитивном и хорошем. И дорога на каждом этапе не повторяла свои сюрпризы. В одном месте это были невероятно узкий проезд, прямо над пропастью. В другом месте это будут повороты с углом в 30 градусов. В третьем – дорога, сплошь выложенная большими камнями. В четвертом непроходимая грязь. В пятом бурная река без признаков переезда, пытающаяся утащить машину за собой. Зато никаких пробок. Абсолютное счастье, потому что на сто километров встречается одна машина.

Перу

*

И потрясающие виды, которых до этого мы нигде не встречали. Огромные стада толстопопых альпак, разбегающихся в стороны. Орел, который, не смущаясь, сел рядом с машиной. Сторожевые собаки, которые считали своим долгом нападать на нас и преследовать с грозным видом. И милейшие люди. Они так старательно и радостно объясняли нам, как ехать дальше, что хотелось остаться и просто погостить у них. А я еще раздавала  всем детям конфетки-тянучки, которых у меня были огромные запасы. Мне кажется, мы просто должны войти в историю этих диких мест, как инопланетяне, которые где-то в глубине Анд спрашивали дорогу на Куско и раздавали конфеты. Когда через 6 часов мы выехали к людям на равнину, включился навигатор и начал бодро вести нас на Куско.

Приехали мы в 12 ночи, умученные, но гордые тем, что побывали в таких местах. ПеруНаша машина, ровно покрытая слоем густой грязи, стоит на площади перед нашим шикарным отелем. Можно понять, что это джип, но даже марка машины неясна. Выходя из отеля или возвращаясь, мы видим, как туристы ее фотографируют и рассматривают. Нас даже не просят ее убрать, хотя вчера предлагали загнать в гараж. Мы теперь такой маленький аттракцион привлечения туристов. Я размещу несколько фотографий, которые лишены любой художественной ценности, но хоть чуть-чуть передают наши впечатления во время этой поездки  по Андам и  верховью  Амазонки.  

КУСКО 

Перу В Куско поражает сам город, красоты необычной, и множество народа даже в сезон дождей. Половина этих людей — туристы, которые фотографируют и постоянно мешают друг другу. Вторая половина — это местные, которые предлагают всё на свете, от поездок на Мачу Пикчу до татуировок. Еще одно потрясение — это наш отель. Он  расположен в старинном монастыре, построенном в 1540 на развалинах Инки, правителя Куско. Сохранилась старинная кладка, тяжелые своды, железные поручни. Но в то же время — это роскошный современный отель. Поражает бережность и трепетность, с которой сеть Orient -Еxpress провела реставрацию.   На стенах коридоров висят подлинные картины, в уютном патио звучит  негромкая хоральная музыка. Больше покажу вечерний Куско, с дневным не получается из-за дождей. Теперь все мысли по порядку.  Общее неуловимое  впечатление — это несколько одряхлевшая Флоренция вкупе  с чистеньким Катманду. Что поражает и цепляет в этом городе?

  1. Наследие инков. Большинство строений (церкви, монастыри, здания) построены на фундаментах построек инков. Эту кладку очень легко узнавать — нет раствора между камнями. Блоки безупречно подогнаны друг другу, несмотря на то, что подчас их размеры огромны. Эти фундаменты, равно как и дороги инков пережили все землетрясения и наводнения.
  2. Балконы. Резные, разноцветные, деревянные и железные. Они везде и насколько красивы, что хочется их снимать бесконечно.
  3. Соборы и монастыри. Католики всегда умели впечатлять своими строениями. Город невысокий и поэтому здесь все католические строения смотрятся особенно внушительно.

Мы провели 3 дня в священной долине инков, а отсюда уже собирались поехать  на фантастическом поезде «HIRAM BINHEIM» в Мачу Пикчу. Поезд носит имя человека, который открыл Мачу Пикчу. Собственно, он не открыл, а ему за один соль (это такая монетка) показал местный житель.

Печальное завершение путешествия

На этом мое повествование о поездке по Перу подходит к концу.  Перед дальнейшим повествование хочу напомнить, что это путешествие я совершила 4 года назад, так что страсти, которые я буду описывать произошли не сейчас. Мы не попали в Мачу Пикчу, потому что разлились реки и чудесный поезд никуда не ходил. Вместо этого мы решили поехать через самые отдаленные горные районы через город Аякуччо. В этих местах не бывает туристов. Зато там есть организация маоистов с прелестным названием Sendero Luminose, что означает Сияющий Путь. Создана сия организация была профессором философии с настоящим перуанским именем Абель Гусман. Очень им хотелось бороться с мировым капитализмом, но за неимением оного в Перу, они боролись сначала с богатыми землевладельцами и чиновниками под традиционным для всех революционером наивно-тупым лозунгом «если умрут богачи, бедные заживут лучше». Богачи умерли, но бедным не стало лучше. Очевидно, профессор философии был незнаком с мировой историей.

Бедные стали роптать, тогда маоисты принялись за них. В результате за несколько лет деятельности, они уничтожили около 29 тысяч человек. Утихомирились только тогда, когда товарища Гусмана и его 1500 ближайших соратников посадили пожизненно. С тех пор в горных районах Перу стало спокойнее, но время от времени юные революционеры напоминают о себе. Они устраивают засады на горных дорогах и грабят сограждан вчистую.

Вот в такую засаду попали и мы, вместе с несколькими микроавтобусами с перуанцами, которые торопились в пятницу на ярмарку. С утра дорогу завалило камнями и дорожные службы до трех часов дня расчищали путь. Скопилось много микроавтобусов и машин. Когда расчистили вся кавалькада понеслась по серпантину, чтобы, перевалив через горное плато, добраться до столицы этого региона, города Аякуччо с вожделенной ярмаркой. Там нас всех и встретили вооруженные товарищи в масках – злые, агрессивные и обкуренные. Нас ограбили полностью, забрав всё вплоть до навигатора и драгоценностей. Оно и понятно — революция дело расходное, куда же ей без моих сережек, телефона, камеры и ноутбука? 

Зато я теперь знаю, что такое дуло пистолета на собственном лбу. Мы ухитрились сбежать, и мчались до ближайшего полицейского участка 100 км по горному серпантину. На другой день, уже добравшись Аякуччо, мы узнали, что бандиты зарезали четырех человек, а остальных избили прикладами ружей. Полицейские сказали, что мы были единственными, кто смог сбежать от них, поскольку революционеры организовывают засады профессионально. Нам пожимали руки, и извинялись, что не смогли предотвратить это нападение. Всю оставшуюся дорогу мы путешествовали с   официальной справкой, описывающей наши злоключения. Соответственно, вместе с фотоаппаратом пропали все замечательные фотографии, которые были сделаны за последние дни. А они были самые красивые – горы, закаты, радуга над вершинами, чистые реки. Придется ехать еще раз.  

 

Рассказы, которые я написала по следам этого путешествия.

Дева Солнца. Читать

Сезаре, жизнь моя. Читать