белоруссия, ностальгия о Белоруссии

Мои посты о странах все больше начинают напоминать мемуары, приношу свое извинение. Но я  давно уже осознала, что впечатление о стране неразрывно связано с эмоциями и чувствами, которые мы испытывали там. Этот пост я хотела посвятить Белоруссии, но когда начала писать, то поняла, что придется немного «зайти на территорию» Литвы, потому что мое первое впечатление об этих двух странах неразрывно связано.  В Белоруссии живет моя любимая подруга Марина, и первая поездка была связана с нею. Это были времена Советского Союза, мы были в то время еще молодыми и жизнерадостными, легкими на подъем и путешествия.

Марина решила меня порадовать и организовать еще и поездку в Литву. По нашим советским понятиям, это было почти как поездка «заграницу». Была одна сложность — ехать лучше всего нужно было на машине.  Машина была у ее сослуживца по работе, Виталика, сотрудника Интуриста, красавца и баловня судьбы, утомленного поклонницами, событиями, да всей этой жизнью. Кроме машины, у него было еще одно преимущество — он по работе часто бывал в Вильнюсе, прекрасно знал город, и у него была куча привилегий.   Так что задача перед ней стояла непростая. Но надо сказать, что Машу это не смущало. В моей жизни было два человека, убежденных в моей абсолютной красоте — это мой брат и Маша.  Убеждение брата понять еще можно, ибо я запала  ему в душу в  его грудничковом возрасте, так что  конкуренток у меня просто не было.  Но почему Маша была всю жизнь уверена в этом, я так и не поняла.   Но именно на этом строился ее план — нужно чтобы я приехала с ней на работу, в аэропорт, она заманит Виталика в гости, он будет потрясен моей красотой и конечно же согласится отвезти нас на выходные в Вильнюс. Всё очень просто.

Меня вся затея смущала, в отличие от подруги, я к своей внешности относилась более чем скептически. Но уж очень хотелось поехать в Вильнюс,  и  поэтому я безропотно сидела в служебной комнате на диванчике  у окна,  в ожидании Маши и Виталика.  Был жаркий день, и окно было открыто, и служебная комната была скрыта от любопытных глаз только  лёгкой занавеской. Послышались шаги, кто-то остановился за занавеской, и я услышала  голоса. Первый, Машин, уговаривал «зайти на минуточку и просто познакомиться с подругой, которая приехала из Москвы и случайно зашла в гости».  В ответ второй, мужской голос, сердито сказал, что «Машу он уважает, и очень душевно относится, но даже ради нее не готов знакомиться с крокодилом». Изумленный Машин голос спросил, «почему же с крокодилом?». Мужской голос снисходительно пояснил, что «Маша же сама сказала, что девушка еще не замужем и никогда не была. А если девушке уже почти тридцать лет, то какой вывод из этого можно сделать? Девушка страшненькая, как крокодил».

Машин голос не стал отвечать, раздалось какое невнятное булькание и сопение, через несколько секунд дверь открылась, и Маша втолкнула Виталика в комнату. Я, как воспитанная девушка, встала с диванчика, вежливо поздоровалась и представилась: «Крокодил». Очевидно, с моей красотой всё было в порядке в те времена, и Виталик, который  почти зачарованно смотрел на меня, машинально спросил: «Не понял. Какой крокодил?». «Ну, это я — тот  крокодил, с которым вас хотели познакомить». Виталик стал пунцовым, стал бормотать извинения, потом шипел что-то Маше, потом снова извинялся, и снова что-то сердитым шепотом говорил Маше, которая откровенно наслаждалась произведенным эффектом, в котором она до этого нисколько не сомневалась.

Надо ли говорить, что потом была великолепная поездка в Вильнюс на машине. Виталик был прекрасен — трепетный, счастливый, волнительный. Он показал весь город, свои любимые места — древние соборы, узкие улочки старого города, музеи, церкви. В какой-то момент пошел дождь, теплый летний дождик и нам это не помешало гулять. Мы сняли обувь и бродили босиком под зонтиками, время от времени забредая в открытые храмы. Одно из самых удивительных ощущений — смотреть из полумрака собора, мерцающего огоньками свечей, на  дождь, на воду стремительно текущую по брусчатке, на людей, торопливо бегущих под зонтиками…

Но если вынырнуть из волн памяти к Белоруссии сегодняшнего дня, то мое впечатление очень простое — спокойная красота. Спокойствие — это потому, что нет вакханалии рекламы, нет безумных пробок, толп народа. Красота, потому что опять-таки нет вакханалии рекламы, а есть великолепные парки, велосипедные дорожки, разумно восстановленные старые дома, красивые новые здания, простор широких улиц и площадей.  Ощущение чистоты и порядка, разумности архитектуры и планов, продуманности развития. А еще есть много других красивых мест, я много слышала о городке с чудесным названием Молодечно, старинные Гродно и Гомель, героический Брест. А как  поэтично звучат  названия красивых мест — Несвижский замок, Ботанический сад, Троицкое подворье, Беловежская пуща, Раковское предместье, монастырь мариавиток, Браславские озера, фарный костел.  Есть даже  горнолыжный центр и это в стране, в которой нет гор!

Поделиться: